Конституционно-правовая ответственность: проблемные вопросы теории

Современное право » Конституционно-правовая ответственность: проблемные вопросы теории

Страница 5

Если же стать на позицию тех, кто определяет юридическую ответственность более широко, различая: 1) ответственность за прошлое (ретроспективный аспект); 2) ответственность в смысле ответственного поведения, подотчетности, юридической компетентности (активный или позитивный аспект), то упомянутое сопоставление таких элементов конституционно-правовой ответственности, как "ретроспективная" и "позитивная" ответственность, разумеется, оправдано, однако при этом теряется основной смысл рассуждений о конституционно-правовой ответственности как об одном из видов юридической ответственности, поскольку в этом случае, в конечном счете, все сведется к тому, что в конституционном праве юридическая ответственность выступает "главным образом в ее общем, позитивном значении – как ответственное отношение лица к своим обязанностям, возложенным на него законом, правильное, добросовестное, успешное, эффективное исполнение, действенный государственный и общественный контроль над таким исполнением обязанностей" [16].

Между тем у государствоведов, даже тех, кто придерживается широкого понимания юридической ответственности, главный интерес с точки зрения конституционно-правовой ответственности вызывает все-таки именно ее "ретроспективный" аспект, ради которого, собственно, и был в свое время в литературе поставлен вопрос о существовании конституционно-правовой (государственно-правовой, конституционной) ответственности как одного из видов юридической ответственности.

Что же касается понятия "позитивной" ответственности, то от него, по мнению О.Е. Кутафина, следовало бы вообще отказаться, поскольку его использование приводит к тому, что одно и то же явление именуется и обязанностью, и ответственностью, а также к размыванию предназначения ответственности как одного из эффективных регуляторов поведения [17]. Другой российский государствовед И.А. Кравец, говоря о малопродуктивности применения категорий "позитивная" и "негативная" ответственность, вообще считает, что их следует заменить более адекватной терминологией, отражающей реальный процесс реализации конституционных норм и соответствующей стандартам мирового конституционного развития [18].

С такого рода утверждениями нельзя не согласится. Считаем, что не ответственность порождает страх, а непродуманные основания ответственности, несоразмерность между предоставленной степенью свободы и результатом, неадекватным по строгости санкциям. Если же считать, что некая виртуальная "позитивная" ответственность может играть роль стимулятора активного поведения субъектов конституционно-правовых отношений, то это означает презумпцию добросовестности, сознательного отношения каждого субъекта к своим обязанностям исключительно в силу одного конституционно-правового статуса. Поэтому, мы солидарны с М.А. Красновым, который считает, что такая позиция подрывает основу контроля общества над государством вообще, оправдывает номенклатурное перемещение управленцев по "аппаратным ячейкам", способствует именно безответственности субъектов, обладающих властными полномочиями [19].

Вот почему, исходя из необходимости превращения института конституционно-правовой ответственности в строгий правовой институт, обладающий процессуально-процедурным механизмом реализации, следует признавать универсальное, целостное понятие конституционно-правовой ответственности, не разделяемое на "виды", "аспекты", а дифференцируемое лишь в практическом плане – по механизмам реализации.

Считаем, что конституционно-правовая ответственность является категорией, целостную, единую ткань которой весьма опасно разрушать. В какой бы отрасли права ответственность ни проявлялась (в том числе и в конституционном праве), она всегда содержит все свои базовые элементы. Разграничение "позитивной" и "негативной" ответственности ведет к изъятию одного или нескольких таких элементов. Тем самым институт ответственности теряет свой потенциал и предназначение как эффективного регулятора ожидаемого поведения.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Полезно знать:

Наследование по праву представления. Наследственная трансмиссия
По Новеллам Юстиниана первый класс наследников составляли нисходящие родственники (сыновья, дочери, внуки). Нисходящий – это родственник близкой степени. Он исключает наследование нисходящих родственников отдаленных степеней (например: если имеются дети, то не призываются к наследству внуки). Однак ...

Проведение предвыборной агитации посредством агитационных публичных мероприятий, выпуска и распространения агитационных материалов
Наряду с предвыборной агитацией в СМИ политические партии и кандидаты распространяют агитационную информацию о своей деятельности путем проведения агитационных публичных мероприятий, а также осуществляя выпуск и распространение печатных, аудиовизуальных и иных агитационных материалов. В настоящее в ...

Существенные условия авторских договоров
Существенными условиями в соответствии с п. 1 ст. 432 ГК РФ являются три вида условий: а) предметные; б) названные таковыми в законе (иных правовых актах) или необходимые для договоров данного вида: в) относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Смысл выделе ...

Принципы международного права

Принципы международного права

Особенностью системы современного международного права является наличие в ней комплекса основных принципов, обладающих высшей политической, моральной и юридической силой. Основные принципы международного права - это нормы международного права, которые в его системе занимают особое место вследствие присущих им особенностей.

Меню сайта

Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.restofunt.ru